Phones of gallery "Satarov-studio":
+7(985) 419-43-16, 918-24-40,
8-916-276-62-73

Site by created:CompHobby

 
MICHAEL SATAROV HomeНаписать письмо МихаилуРусская версия
О Сатарове  |  Photos  |   Press  |  Exhibitions  |  Reproductions  |  Frescos  |  Гостевая  |  Альбом
 
Marinas  |  Venice  |  Landscape  |  Fantasy  |  Old Moscow  |  Portrait  |  Натюрморт  | HOME
Interview for "Vechernjaya Moskva" newspaper

«Вечерняя Москва», 29 августа 208 г.

 

Жил-был художник один…

 

 

                Обладающий «нечеловеческим талантом», он и олигархам портреты рисовал, и Примадонне. Его картины находятся в лучших галереях мира и частных коллекциях, а за новыми произведениями выстраивается очередь и целая армия копировальщиков. Михаил Алексеевич Сатаров – живая легенда в мире живописи, и корреспонденту «Вечёрки» удалось с ним встретиться и расспросить обо всём подробно. Скажем откровенно, большинство ответов удивили.

- Михаил Алексеевич, вы помните свою первую картину, после которой сказали про себя - «я - художник»?

- Сложно ответить, картины ведь как дети. Их надо выносить, выстрадать, вырастить. Это труд большой. Не на пустом месте возникает картина. Про одну,  правда, скажу. Она называется «Надежда», на ней нарисован храм, почти затопленный, распятия… Я помню, что почувствовал тогда свою силу.

- А талант?

- А талант я чувствовал всегда. Меня отличали и сверстники, и взрослые, и родные, и знакомые. Он как-то очевиден был для всех, как аксиома, которая не нуждается в доказательствах.

- Талант как дар? Замыленная теория…

- Но так и есть. Только Бог наделяет талантом, он не передается на генном или каком другом уровне. Талант художника – это очень тонкое восприятие мира.

- Михаил Алексеевич, и всё-таки… талант, который отмечают в столь раннем возрасте, обычно ведёт за собой ломку душевную. Звёздная болезнь, а значит деградация…

- Меня обошло всё это стороной. Потому что я верующий человек, крещённый ещё в детстве. Я всегда знал, что ничтожен перед Господом. Я только проводник, поэтому гордиться собой как-то не было даже мыслей. Хотя пальцем на меня показывали, и учителя вслух говорили, что «мальчик без меры одарён». И ещё, знаете, мне некогда было.

Успех художника – это 3 процента таланта и 97 процентов труда. Надо быть сильным, работа ведь непростая, слишком много требует затрат. Я даже обижался одно время, когда слышал, что я – маниакальный художник, думал: «Ну, что я – маньяк какой?». А потом понял, что это – о качестве моих картин. Я ведь выписываю нитки на ткани и все иголочки у сосны. У других художников не хватает на это силы воли, выдержки, таланта.

- Какова ваша цель, когда вы рисуете картину?

- Удивить зрителя. Причем не только сюжетом, но и качеством исполнения.

- Как думаете, от чего ещё, кроме этого качества, зависит успех той или иной картины? Ведь не секрет, что порой бездарные вещи популярны.

- Это вы правильно заметили. Но что касается успеха, он у меня, повторюсь нескромно, есть. Ещё Жванецкий говорил: «Повторяйте всем, что вы самый лучший: источник забудется – информация останется» (Смеётся). Залог успеха – я не разрушаю ничего, как современные художники, а воспеваю красоту.

- То есть современное искусство вы отрицаете как факт?

- То, что сейчас делается в искусстве – откровенный ужас. Человечество уже и в картинах поклоняется золотому тельцу. И я уверен, что всё пошло от галеристов. Именно они популяризируют низкопробную живопись. Им это выгодно – за бесценок купить бездарность, и потом её раскрутить и втюхать богатым и малообразованным гражданам, чем выставлять и продавать искусство. Мне в своё время так прямым текстом и заявляли – дорого берёшь, вдруг не продадим?

Нас зомбируют. Тот же Малевич – не многие знают, но король-то голый. Он беспомощный художник, но его раскрутили. А классическое искусство изначально дорого.

- Вы вот про золотого тельца мне рассказываете, а сами берёте очень высокие суммы за картины?

- Это не связано. Те энергозатраты, которые необходимы мне, чтобы написать одну картину, стоят этих денег. Это и хорошее образование, и опыт, и усидчивость, и талант. Я душу свою туда вливаю, в моих картинах много света, цвета, деталей. Высокое искусство не может быть дешёвым.

- А как же аксиома «художник должен быть голодным и страждущим»?

- Полная чушь. История и русского, и зарубежного искусства полностью опровергает эту теорию. Все великие классики, включая Микеланджело, добивались признания и денег. Как говорил Джек Лондон, «деньги – это отчеканенная свобода», это возможность думать о душе, а не о теле.

Деньги ведь нужны для чего? Платить натурщикам, за аренду мастерской, содержать семью, покупать мольберты, краски, кисти, ездить по разным странам, выставкам, учиться… Айвазовский, Репин, Шишкин – это всё были очень богатые люди. И это правильно, я считаю.

- Вы богатеете на портретах знаменитостей. Кого было легко рисовать?

- Вы знаете, я рисую портреты по фото, а не с натуры. Ну, какие звёзды согласятся позировать мне два месяца каждый день по восемь часов в одной позе? Повторюсь, я прописываю каждую детальку, каждую пору. Но даже при условии фото могу сказать, что некоторых людей рисовать легко. К примеру, дочь Михаила Горбачева Ирина Вирганская.  Она очень светлый человек, я её портрет оформил так: солнце, солнечные зайчики, солнечный свет, купола, Венеция… Было легко и радостно рисовать эту улыбчивую женщину. Я считаю, это один из лучших моих портретов. И называется соответственно – «Принцесса».

- Расскажите про знаменитый портрет Аллы Борисовны.

- Я писал её на основе фото. С этим портретом столько всего связано. Это единственный портрет Пугачёвой, который ей не подарил художник за просто так. Подарил Киркоров, но заказал он его у меня. Филипп знал обо мне от друзей и когда увидел мои работы воочию, сказал, что писать Аллу должен только Сатаров. А когда увидел результат, просто прыгал от радости (Улыбается). Она там на фоне рулетки, астрологических знаков, свечей… Такая моя ассоциация. Алла – игрок по жизни и женщина – тайна. Знаю, что она не любит про этот портрет говорить, всегда старается слово вставить, что её безвозмездно дарили. Я же ни для кого не делаю исключений, рисую всех – одинаково долго, качественно и дорого.

- Долго – это сколько?

- От двух до четырёх месяцев. Рисую каждый день по восемь часов без перерыва. Я не курю, так что никакого отрыва от производства, как говорится.

- А семья как же? Ведь у вас жена Мария и трое детишек?

- Семья своими делами занимается, я работаю в своей галерее в загородном доме. Работаю много, но, когда возвращаюсь домой, весь отдаюсь семье.

- Вернусь к портрету. Пугачеву на фоне рулетки судьбы, а остальные? Вы заверяете придуманные вами ассоциации с заказчиками?

- Почти никогда. Мне доверяют. Все мои интуитивные символы, знаки на картинах всегда совпадали с человеком на картине. Никто не жаловался.

- Михаил Алексеевич, чувствовать человека другого – много значит для художника. А себя кем вы ощущаете? Что для вас главное в жизни?

- Подавить в себе греховность, каждый день приближаться к Богу, позитивнее быть, светлее, чище. Нужно понимать свою ничтожность. Виктор Васнецов говорил: «Моя жизнь – свеча перед иконой». Надо жить так. Гореть и отдавать свет всем, кто рядом. Вот это главное.

Наталья Пенькова.  



 
© Michael Satarov

Rambler's Top100
TopList